ВОЙНЫ И СРАЖЕНИЯ

ВОЕННЫЕ СРАЖЕНИЯ НОВОГО ВРЕМЕНИ. 1500-1763 год.

Битва при Вальми 1792 г. Часть IV.

Среди тех, кто находился под знаменами Келлермана, был один человек, которому, вероятно, больше, чем кому-либо еще, на собственной судьбе удалось испытать все те перемены к лучшему и к худшему, что принесла с собой Французская революция. Во время своей второй ссылки этот человек жил в Англии под именем графа де Невиля. Молодой и храбрый офицер, не по годам умный и проницательный, стоявший во французском строю у Вальми, позже он стал королем Франции Луи-Филиппом. Он пользовался полным доверием Келлермана и Дюмурье и занимал важный пост в национальной армии. Герцог де Шартрез (титул, который он принял позже) командовал правым флангом французских войск. Левым флангом командовал генерал Баланс, а войска на самом важном центральном участке возглавил сам Келлерман.

Кроме этих выдающихся людей, находившихся в рядах фран-цузов, помимо их не менее блестящих противников, таких как король Прусский и герцог Брауншвейгский, в битве при Вальми принимал участие еще один человек, о котором следует упомянуть отдельно. Он не стал великим политиком, но оказал и продолжает оказывать огромное влияние на человечество, а его имя больше известно людям, чем имена герцогов, генералов и королей. Речь идет о великом немецком поэте Гете, из любопытства отправившемся в поход вместе с армией в качестве наблюдателя. Он оставил интересные воспоминания о тех чувствах, которые испытал во время артиллерийской канонады. Следует отметить, что многие тысячи французских и германских солдат, как и Гете, впервые почувствовали, что значит оказаться под огнем артиллерии. Гете писал:

«Я столько раз слышал о том страхе, который испытывает человек, находящийся под обстрелом пушек врага, что решил испытать на себе, что это такое. Скука, а также тот дух отваги и даже безрассудства, что начинает испытывать человек перед лицом опасности, заставили меня с легким сердцем отправиться к укреплениям в районе Ла-Лун. Эта территория оказалась вновь занята нашими войсками, но сейчас она представляла собой жуткое зрелище. Крыши домов были разнесены в щепки, повсюду была разбросана солома, которой они прежде были покрыты. Тут и там, вытянувшись, лежали тела смертельно раненных. Иногда из ниоткуда прилетал шальной снаряд, который тут же с грохотом исчезал в развалинах зданий.

В полном одиночестве, предоставленный сам себе, я отправился на высоты на левом фланге. Здесь мне пришлось убедиться в том, что позиция французов была более выгодной. Они построились полукругом и стояли спокойно и в полной безопасности. Келлерман находился в тот момент на левом фланге, казалось, до него было рукой подать.

По дороге мне пришлось залечь среди знакомых штабных и полковых офицеров. Все они, казалось, очень удивились, увидев меня. Они хотели, чтобы я вместе с ними отправился в тыл. Но я объяснил им, зачем нахожусь здесь, и офицеры, не пытаясь больше отговорить меня, предоставили мне оставаться наедине со своим капризом.

Теперь я добрался в расположение полка, где ядра летали очень близко. Звук их полета очень любопытен: он напоминает одновременно гудение волчка, бульканье воды и пересвист птиц. Из-за того, что земля была влажной, ядра были менее опасны при падении, так как они вскоре застревали в земле. Таким образом, моя глупая поездка с целью проделать этот эксперимент оказалась, по крайней мере, менее опасной из-за отсутствия рикошета.

Во время моих опытов вскоре я почувствовал, что со мной начинает происходить нечто необычное. Я сосредоточился на этом, но все равно могу описать те чувства лишь приблизительно. Казалось, будто я нахожусь в каком-то очень жарком месте и с каждой минутой этот жар все глубже проникает в тело, как будто я сам превращаюсь в его частицу. Взгляд продолжает ясно видеть окружающую картину, но она как будто окрашивается в коричнево-красные тона, что полностью меняет внешний вид предметов вокруг. Я не испытывал никакого волнения крови, но, как я говорил, все вокруг казалось разогретым до предела. Наверное, именно поэтому то чувство можно было назвать ли-хорадкой. Примечательно, что возникающее внутри чувство ужаса и беспокойства является результатом того, что воспринимается на слух. Его причиной является гром орудийных выстрелов, вой и грохот пролетающих мимо ядер.

Когда я поскакал назад и был уже в относительной безопасности, то с удивлением заметил, что жар полностью исчез и то легкое лихорадочное волнение тоже осталось позади. В целом можно сказать, что испытанное мною тогда ощущение является одним из самых неприятных. Среди моих замечательных товарищей мне не удалось найти ни одного, кому нравилось бы испытывать его».

Вопреки ожиданиям друзей и врагов, французская пехота продолжала стойко удерживать позиции под огнем прусской артиллерии, обстреливавшей ее из укреплений Ла-Лун. Французские орудия вели такой же энергичный, но гораздо более результативный огонь по плотным массам армии союзников. Предположив, что пруссаки вот-вот дрогнут под артиллерийским огнем, Келлерман построил свои войска в колонну и решительно бросил их в наступление, надеясь захватить находившиеся в долине ближайшие орудия противника. Замаскированная батарея противника открыла огонь по французам и заставила их в беспорядке отступить. Под Келлерманом была убита лошадь, а его самого с трудом вынесли с поля боя солдаты. Теперь вперед пошли колонны прусских солдат. Французские артиллеристы запаниковали и попытались бежать с позиций, но были остановлены своими офицерами. Келлерман восстановил нарушенные ряды пехоты, а затем сам занял место в пешем строю и отдал приказ солдатам подпустить врага поближе и опрокинуть его штыковым ударом. Солдатам передался энтузиазм командира. От батальона к батальону неслись дружные крики «Да здравствует народ!», которые вскоре были услышаны и наступавшими через долину пруссаками. Прусские солдаты уклонились от штыкового боя с занявшей высоты армией, которая показалась им слишком стойкой и решительной. На некоторое время они задержались в низине, а затем медленно вернулись на свои позиции на другой стороне долины.

В негодовании, что его войска получили решительный отпор от такого противника, король Пруссии лично построил отборные войска своей армии и, подскакав к строю на коне, стал упрекать солдат в том, что они позволили унизить свои знамена. Затем он повел их в новую атаку, шагая со своим штабом в первой линии и наблюдая, как его офицеров выкашивает ураганный огонь французской артиллерии. Но теперь с армией Келлермана начали взаимодействовать войска, отправленные ему на помощь Дюмурье. К тому же воодушевленные успехом солдаты Келлермана стояли на позициях стойко, как никогда. Прусской армии вновь пришлось отступить, оставив 800 убитых. С на-ступлением темноты стало ясно, что поле боя на высотах Вальми останется за победоносной французской армией.

Все надежды на разгром революционных армий и легкую про-гулку до Парижа рассеялись. Герцог Брауншвейгский еще некоторое время находился в Аргоне, пока болезни не расстроили его некогда сильную армию. Наконец ее остатки оставили пределы Франции (в самой битве при Вальми потери сторон были минимальными, однако от болезней интервенты потеряли половину армии. - Ред.). В то же время французы осознали свою силу и сумели достойно ею воспользоваться. До конца года под власть парижского Конвента попала вся Бельгия, и на исходе XVIII столетия властители Европы вновь стали трепетать перед военной мощью Франции, теперь республики.

Выше было процитировано описание артиллерийской канонады, данное Гете. Следует также привести и его наблюдения, которыми он поделился со своими товарищами в лагере союзников в конце битвы. Они говорят о том, что поэт чувствовал (может быть, один из немногих), насколько важным был тот бой. Он описал оцепенение и перемены в поведении, которые произошли с его прусскими друзьями к вечеру. Гете отметил, что «большинство из них теперь молчали. На их лицах лежала печать мрачных раздумий. Наконец меня спросили о том, что я думаю по поводу прошедшего боя. Прежде я имел обыкновение короткой фразой подбодрить и развеселить солдат. Но на этот раз я заметил: «С этого места и с этого дня берет начало новая эра в мировой истории. И каждый из вас сможет сказать, что присутствовал при ее рождении».

Страницы: [1] [2] [3] [4]




ВОЕННЫЕ и СПОРТИВНЫЕ ИГРЫ.  СРАЖЕНИЯ.  ПРИКЛЮЧЕНИЯ


  ВОЙНЫ И СРАЖЕНИЯ
  Онлайн игры

  Хитовые игры
  Новые игры
  Бегалки

  Тактика
  Настольные
  Поиск предметов

  Стрелялки
  Новые технологии
 Звездные войны
 В кольце врагов

 Конница
 Cмелая стратегия
 Звездный час 

 Братья Викинги
 Древний Рим 2
 Дым, огонь и туман

 Секретное оружие
 ВОЕННЫЕ сражения
 Морские сражения
 Стратегии
 Технология игр

 Приключения
 Правила игры
 Счетчик времени
 
 Головоломки 
 Ролевые игры

 Комментарии 
 

Роль пехоты

» Швейцарцы, ландскнехты и терсиос.
» Ландскнехты
» Испанские «триединства», или терсиос
» Время экспериментов
» Неожиданные тактические приемы
» Голландские реформы
» Шведский синтез
» Огневая мощь и маневренность
» Развертывание
» Появление линейной тактики
» Разделение командования
» Приграничные военные действия
» «совершеннолетия» линейной тактики
» Новые технологии
» Победа качеством
» Вступление в сражение
» Выводы - интеграция и боевые порядки

Конница

» Шестнадцатый век - пика и мушкет
» Рейтары вперёд!
» Колесцовый замок и караколь
» Лютцен, 1632 г. - шведские реформы
» Валленштейн
» Развертывание боевых порядков
» Дым, огонь и туман
» Эджхилл, 1642 г. На всем скаку
» Атака
» Излишнняя горячность
» Охват фланга
» Привлечение резервов
» Рамильи, 1706 г. Массированная кавалерийская атака
» Большой французский план
» Скрытая переброска войск
» Лихая кавалерийская атака и контратака
» Крушение и бегство
» Минден, 1757 г. - славное безрассудство
» Возвращение легкой кавалерии
» Прелиминарии
» Несмотря ни на что
» Заключение - мечты о славе

Война на море

» Тактика
» Технические аспекты
» Маневренность против огневой мощи
» Особенности местности
» Лепанто, 1571 г. Состязание галер
» Секретное оружие
» Гравлин, 1588 г. Ветер и течение
» Пробы и ошибки
» Приготовления испанцев
» Срывы и задержки
» Огненный меч над Англией
» Передышка
» Брандеры
» Битва у Даунса, 1639 г. Закат Испании
» Властители морей
» Сражение начинается
» Кибронский залив, 1759 г. Силы стихии
» Преимущества французского подхода
» Лучший пример для подражания - «Непобедимый»
» Морские уставы
» Командиры и предводители
» «Toujours l'audace!»

Командование и контроль

» Постижение воинского искусства
» Изменение характера командования
» Голландская школа
» Ньюпорт, 1600 г. Кровь и песок
» Фиаско на берегу
» Виктория в дюнах
» Регулярные армии
» Каленберг, 1683 г. - спасение Вены
» Татары венского леса
» Крылатые гусары
» Верховное командование и регулярные армии
» Профессиональные армии
» Бленхейм, 1704 г. - смелая стратегия
» Тыловое обеспечение
» Полководец в кампании и на поле сражения
» Россбах, 1757 г. - триумф Пруссии
» В кольце врагов
» Быстрое реагирование
» Заключение

Осадное дело

» Французская артиллерия
» Итальянский форт — «противоядие» против новой осадной артиллерии
» Турецкий подход к минированию
» Мальта 1565 г. - неудачная осада, которая спасла Европу
» Война осад - «Восьмидесятилетняя война»
» Испанско-голландский опыт
» Осада по-научному
» «Шведский подход» — решительный штурм
» Фредрикстен, 1718 г. Осада, спасшая Норвегию
» Мастера фортификационного дела - де Вобан и Кухорн
» Звездный час де Вобана и войны «короля-солнце»
» Методы де Вобана - в жизнь. Семилетняя война в Северной Америке
» Квебек, 1759 г. Начало конца французского владычества в Северной Америке
» Гавана, 1762 г. Осада, которая унизила Испанию

Bоенные игры
Современные военные
и спортивные игры